Шишкин и Кэрролл

Фото: www.kuzbass85.ru

Отечественные записки.

Лазил по перечням памятных дат и наткнулся на любопытное совпадение: знаменитый русский пейзажист Иван Шишкин и знаменитый английский сказочник Льюис Кэрролл были не просто ровесниками, но, так сказать, абсолютными современниками: годы жизни 1832–1898. Мало того, они даже родились с разницей всего в два дня – 25 и 27 ноября соответственно, так что обоим недавно стукнуло по 180.

На первый взгляд, между ними очень мало общего. Иван Шишкин занимался традиционными пейзажами, родился в Елабуге в купеческой семье, гимназии не окончил, учился живописи в Москве и Петербурге, Германии и Швейцарии, был дважды женат, родил четверых детей, умер в Петербурге в зените славы, в звании академика. Льюис Кэрролл (настоящее имя Чарльз Додсон) известен как писатель и математик, но в первую очередь как парадоксалист. Родился тоже в провинции, в графстве Чешир, происходил из поповичей и сам был в сане диакона, учился в Оксфорде, там и остался преподавать математику. Никогда не был женат, подозревается в пристрастии к малолетним девочкам – впрочем, в рамках благопристойности. Умер в графстве Суррей, официальных наград не снискал, и слава его при жизни была негромкой.

Впрочем, можно обнаружить и несколько пунктов сходства. Произведения обоих вошли в национальный культурный код, тот самый, о котором недавно говорил Владимир Путин в своей программной статье. Русскую культуру невозможно представить без «Утра в сосновом лесу», «Ржи» и «Корабельной рощи», английскую – без двух сказок про Алису и «Охоты на Снарка». Словом, абсолютные классики. При этом ни про Шишкина, ни про Кэрролла не скажешь «великий», уместнее эпитет «замечательный». И из творческого наследия их востребовано немногое. Две сказки Кэрролла – признанные шедевры, но роман его «Сильви и Бруно» мало кто дочитает до конца; при жизни он выпустил 23 книжки, регулярно переиздают из них едва ли четверть. Шишкин, кроме пейзажей, изготовлял изысканные офорты, но по-настоящему их ценят только искусствоведы.

При этом Шишкин – художник в самом простонародном вкусе: разошелся на фантики, прикроватные коврики и картинки из «Родной речи»; Кэрролла же всегда предпочитала чистая, или, как теперь говорят, продвинутая публика. Шишкин – художник академической манеры, природа у него монументальна, переходные +состояния его не интересуют (Александр Генис замечает: «Даже друзья называли стиль Шишкина протокольным, чему сам он только радовался, считая себя реалистом»). Кэрролл – изобразитель глупостей и мелочей, которые вырастают под его пером до абсурдно-пугающих размеров; не наведи он на них свою оптику, никто бы их не заметил (и математик он был такой же – предпочитал не большие проблемы и новые области, а всякие интересные частности). Книжки Кэрролла – рай для психоаналитиков; полотна Шишкина лишены всякого психологизма, особенно если сравнить его с Саврасовым или Левитаном, которые писали пейзажи «с настроением». Кэрролл всегда разбрасывался: кроме математики и словесности, занимался логикой, философией, фотографией, церковной дипломатией; Шишкин же, кроме изобразительных искусств, ничем не интересовался.

Шишкин в 1862 году получил «пенсию» Академии художеств и провел три года в Германии и Швейцарии, посещал мастерские швейцарских пейзажистов. Их манера сказалась в его живописи, и когда на рубеже XX–XXI веков среди новых русских возникла мода на Шишкина, за произведения его кисти часто выдавали полотна всяких малоизвестных немцев. Но в целом Неметчина нашему пейзажисту не понравилась, и он вернулся в Россию до срока. Александр Генис пишет: «Попав за границу, Шишкин в Берлине похвалил каштаны, в Дрездене — закаты, в Праге — реку, а в Мюнхене вообще подрался, заступившись в пивной за отечество и сломав об обидчика шкворень».

Кэрролл в 1867 году побывал в Москве и Нижнем Новгороде, как раз по церковно-дипломатическим делам, и заметил там одни только интересные глупости. По крайней мере, только они попали в его дневник:

«Мы начали с храма Василия Блаженного, который внутри так же причудлив (почти фантастичен), как снаружи; гид там самый отвратительный из всех, с кем мне когда-либо приходилось иметь дело. Его первоначальный замысел состоял в том, чтобы прогнать нас сквозь храм со скоростью 4 мили в час. Увидев, что это не удается, он принялся греметь ключами, топтаться на месте и шаркать ногами, громко петь и бранить нас по-русски, словом, только что не тащил нас за шиворот дальше. Прибегнув к простому упрямству и удобной глухоте, мы все же умудрились сравнительно спокойно осмотреть эту церковь».

«Итак, мы отправились в гостиницу Смирновую (или как-то так), ужасную, хотя, несомненно, лучшую в городе. Еда там была очень хороша, а все остальное очень скверно. Немного утешило нас лишь то, что, обедая, мы привлекли живейшее внимание шести или семи официантов; выстроившись в ряд в своих подпоясанных белых рубахах и белых штанах, они сосредоточенно глядели на сборище странных созданий, которые кормились у них на глазах… Время от времени их охватывали угрызения совести – ведь они пренебрегали своей великой официантской миссией, — и тогда все разом кидались к большому ящику в конце зала, в котором, судя по всему, не было ничего, кроме вилок и ложек. Если мы спрашивали что-нибудь, они сначала с тревогой смотрели друг на друга; затем, выяснив, кто из них лучше понял заказ, следовали его примеру, что вновь приводило их к большому ящику в конце зала».

А впрочем, в наследии обоих мы больше всего любим именно интересные глупости. У Шишкина – пресловутых медведей, которых написал не он, а его приятель Савицкий. Полотно «Утро в сосновом лесу» в народе так и называется «Три медведя», хотя их там не три, а четыре: медведица и три медвежонка. Но мушкетеров у Дюма ведь тоже на самом деле не три, а четыре. Это просто архетипическое свойство индоевропейского мышления: три толстяка, три поросенка, три богатыря, «было у отца три сына…» Три главных сословия – жрецы, воины и землепашцы, это разделение было уже у скифов. Три главных бога, у римлян – Юпитер, Марс и Квирин, у индусов – Брахма, Вишну и Шива, у нас – Святая Троица (к которой по справедливости следовало бы прибавить и Деву Марию). При этом медведи у Савицкого получились вполне игрушечные: как если бы в лунный пейзаж Леонардо вместо Моны Лизы вписать Винни-Пуха.

У Кэрролла же интереснее всего второстепенные персонажи и мелкие предметы. Гриб, откусывая от которого, то увеличиваешься, то уменьшаешься: близкая родня галлюциногенным мухоморам. Белый Кролик, Мартовский Заяц и в особенности Чеширский Кот, который возник из английской идиомы и сократился до отдельной улыбки, парящей в воздухе. У нас тоже есть подобные персонажи, но они совершенно не исследованы. Например, Сидорова Коза, Колобкова Корова или Сорока Якова, та самая, которая одно про всякого. Если бы кто-то догадался вставить их в книжку, глядишь, и у них отыскались бы родословная и генотип.

Напоследок отметим, что Кэрролл и у нас в России прижился как родной, благодаря своему шахматному мышлению и отличным переводам Нины Демуровой и Бориса Заходера. А вот англичане Шишкина ценят только как источник прибыли: на аукционах «Сотбис» и «Кристис» из русского искусства дороже всего уходит Шишкин, наряду с Коровиным, Айвазовским и Фаберже (покупатели, разумеется, тоже русские). Что ж, тем хуже для меркантильных англичан: денег у русских много, а искусство, выросшее до размеров мифа, в мире все-таки наперечет.

Юрий ЮДИН.

 

Культурный код опрос

Экспресс-опрос. С чего начинается Родина?

 

Культурный код – это скрепа любой нации. Он впитывается с молоком матери, входит в нашу жизнь первыми детскими впечатлениями… Кстати, а каковы они у наших читателей – вот те, самые первые художественные, культурные впечатления, которые оставили след в душе?

Ирина МОРОХИНА, психолог:

- Для меня такое впечатление – выступление Игоря Кио. Помните, был такой знаменитый фокусник, иллюзионист? Папа привел меня в цирк (мне тогда года четыре, наверное, было), и я помню, как из пустой коробки артист достал… живую утку! Она ходила по арене, крякала. А еще помню, как очень красивая девушка в белом платье осыпала себя разноцветными блестками – и платье при этом меняло свой цвет: становилось то малиновым, то голубым… На всю жизнь запало.

Михаил БАГАЕВ, научный сотрудник Кемеровского музея изобразительных искусств:

- Первое культурное впечатление – как отец водил меня в краеведческий музей, на выставку каких-то технических достижений. Помню маленькие самолетики, помню макеты каких-то изобретений…

Игорь ПЕРЕСКОКОВ, художественный руководитель ансамбля русского танца «Молодой Кузбасс»:

- Для меня это – фильм «Человек-амфибия», который я смотрел в кинотеатре «Космос». Читать тогда еще не умел – старшие братья мне после этот роман Беляева вслух читали. А кино меня потрясло! Красивая музыка, красивые люди, необыкновенной красоты пейзажи, подводная съемка…

Александр ЖУК, фотохудожник:

- Пожалуй, самое памятное – музыка из мультфильма «Бременские музыканты». Большая виниловая пластинка с записями песен у нас дома была – я ее слушал постоянно. И не надоедало!

Наталья ШИМКЕВИЧ, режиссер:

- Вышитый гладью коврик, который висел над моей кроваткой. Там была запечатлена сцена из русской сказки «Лиса и журавль». Вот эти Лиса и Журавль, бабушкой моей вышитые, навсегда в сердце остались. А еще – очень красивый нанайский костюм, который бабушка делала мне на Новый год (ее семья переселилась в наши края с Дальнего Востока). Этот алый атласный костюм с вышивкой – до сих пор перед глазами.

Мария ЛАВРЯШИНА, доцент кафедры генетики Кемеровского государственного университета:

- Впечатления самого раннего детства мне трудно назвать, а вот в первые школьные годы таким «культурным шоком» для меня стали книжки Александра Волкова – «Волшебник изумрудного города», «Семь подземных королей» и так далее. Я, может, именно благодаря им и к чтению-то пристрастилась.

А вообще самые сильные художественные впечатления у меня не от литературы или музыки, а от архитектуры. Я помню, как поразили мой детский взгляд дворцы Петербурга – Зимний, Петергоф… Московские православные соборы помню. Помню свое впечатление от монастыря в Джвари, в Грузии… Вообще все эти древние камни (а мы в то время имели возможность ездить по стране остались в душе неизгладимым следом.

Ольга ШТРАУС.

 

 


 
По теме
С некоторых станций поезд будет отправляться на пять минут позже. АО "Кузбасс-пригород" сообщает об изменении расписания скорого поезда №857 сообщением «Новокузнецк – Новосибирск».
22.05.2018
 
 
 
В Кемерово прибыли представители «Сколково» - A42.Ru Сергей Цивилёв встретился с президентом Московской школы управления «Сколково» Андреем Шароновым и директором программ государственного управления «Сколково» Ириной Мироновой.
22.05.2018
Нарушение правил пожарной безопасности при эксплуатации печей – причина почти половины пожаров, произошедших в выходные дни - МЧС Кемеровской области По оперативным данным, в минувшие выходные в Кузбассе произошло 12 пожаров, 5 из которых возникли из-за нарушения правил пожарной безопасности при эксплуатации печей.
21.05.2018 МЧС Кемеровской области
1m.jpg - Совет народных депутатов       Турнир проводится в  Кузбассе с 1993-го года по инициативе депутата кузбасского парламента, легендарного спортсмена, экс-чемпиона мира среди профессионалов по версии WBC Юрия Арбачакова.
22.05.2018 Совет народных депутатов
   Трое воспитанников киселевских тренеров по тайскому боксу завоевали «золото» на молодежном Чемпионате мира по тайскому боксу среди спортсменов не старше 23 лет.
21.05.2018 Городок
С некоторых станций поезд будет отправляться на пять минут позже. АО "Кузбасс-пригород" сообщает об изменении расписания скорого поезда №857 сообщением «Новокузнецк – Новосибирск».
22.05.2018 ИА Город Новостей
В течении весеннего периода в областном центре Кузбасса были проведены проверки всех дворовых территорий, ремонт которых был выполнен в прошлом 2017 году в рамках федерального проекта «Комфортная городская среда».
22.05.2018 Городской совет Народных Депутатов
Вчера подрядчики начали ремонт автодороги Кемерово – Яшкино – Тайга. Сегодня до конца дневной смены подрядчик планирует снять старый асфальт с 5 000 кв.
21.05.2018 Администрация г. Кемерово